Как сохранить спокойствие, если ваш ПЦР-тест в аэропорту не принимают?

Ваши истории

Представьте ситуацию — до посадки в самолет остаются считанные минуты, а вашу совершенно реальную справку с ПЦР-тестом в аэропорту не принимают!

Как сохранить спокойствие, да еще и улететь в желаемый пункт назначения?

Психологическая подготовка — первый помощник, считает героиня этой абсолютно реальной истории.

Девушка прилетела на Новогодний семинар учеников Михаила Литвака аж из самого Рима) А семинар, если что, проходил неподалеку от Туапсе.

Обратный путь оказался затейливым — Краснодар, затем пересадки в Москве и Стамбуле. И только потом — Рим.

Что делать — такова реальность нашего полузакрытого мира на рубеже 2020-2021 года. Итак, слово самой героине этой истории.

До свидания, море! До свидания, Россия!

— Все было просчитано и продумано заранее: в Москве надо было лишь сменить один терминал в Шереметьево на другой, на что отводился 1 час 45 минут. В Стамбуле — переехать из одного аэропорта в другой, но на это я отвела 9 часов.

Скажете, слишком длинная дорога? Да. Но семинар стоил того, чтобы и на него, и после него лететь таким сложным путём!

Первая неприятность случилась ещё на пути в Россию: Турция ввела обязательный тест ПЦР для всех, кто прибывает на ее территорию.

В Шереметьево есть, конечно, лаборатории по экспресс-тестированию, но больно короткая пересадка, чтобы сменить терминал, сдать тест, получить результат и успеть пройти досмотр и паспортный контроль до конца посадки. Поэтому я ответственно решила сдать тест заранее.

В день вылета, точнее, за 4 часа до него, результат теста был у меня на руках. Радостная, я поехала в краснодарский аэропорт.

Спокойно прошла досмотр и стала ждать посадку. И тут по громкой связи объявляют, что меня просят пройти на стойку регистрации.

Думаю, зачем? Я же уже и зарегистрировалась, и досмотр прошла. Но раз позвали, иду.

Между тем до конца регистрации на мой рейс остаётся 3 минуты. Меня спрашивают, лечу ли я до Стамбула. Да. Предоставьте справку. Пожалуйста.

И тут две женщины с регистрации говорят гениальную фразу:

— Ой, а у вас справка на русском, вас никто не посадит на рейс до Стамбула, надо на английском!

У меня шок, почему в России я не могу использовать справку на русском языке?

— Мы вас снимаем с регистрации на рейс до Стамбула.

— Снимайте, — киваю я. А что я ещё могу сказать? Понимаю, что начинаю слегка заводиться, но тут же себя торможу.

— И что мне делать?

— Ну сделайте тест в Шереметьево, там есть лаборатория.

— Есть, но у меня пересадка всего час сорок пять!

Я прикидываю, что теперь к смене терминалов, проходу паспортного контроля и досмотру прибавляется задача сдать тест, получить результат и зарегистрироваться на рейс. Причём именно в такой последовательности, ибо без результата теста меня просто не зарегистрируют.

— Приятного полёта, — говорит девушка со стойки регистрации. Вероятно, автоматически) Я на неё удивленно смотрю, и до нее доходит, что и в какой ситуации она сказала.

— Спасибо, — я иду вторично проходить досмотр.

Возмущенно думаю: «Они что, не могли предупредить заранее?».

И тут включается моя психологическая подготовка)

«Ну не предупредили, или я просмотрела, что тоже возможно… Что теперь? Теперь, как учили —  берём ответственность на себя!»

«Философские» камни на берегу Черного моря

Мне понадобилось секунд 20, чтобы принять мысль: «Я сама виновата в случившемся. Не уточнила все данные, это раз. Не попросила копию на английском — постеснялась напрягать человека — это два. Сама виновата! Так что закрываю рот и действую».

Следующим этапом я простила себя за этот косяк: «Ничего страшного, это опыт». Потом прикинула, что в принципе готова заплатить «сверху» за замену билета или даже за покупку нового. А это значит, что я имею не проблему, а лишь дополнительные расходы.

Похвалила себя, что к этому времени научилась нормально зарабатывать, и эти деньги у меня сейчас есть. А дальше вспомнила фразу ученицы М. Литвака Ирины Кранк, которую она мне сказала при личном разборе: «Ты Победитель. И ты женщина, научись себя баловать». Вот и решила себя побаловать дополнительными билетами домой, может быть, даже полетом на прямом рейсе из Москвы в Рим. И повторяя себе, что я шикарная женщина, пошла на посадку.

На семинаре учеников М. Литвака. Рабочий момент.

Я справедливо решила, что мои нервы в любом случае стоят дороже денег. Так что хрена с два я буду нервничать!

Спокойно иду на посадку и просчитываю варианты развития событий:

— Как все-таки попробовать все успеть.

— Что делать, если не успею.

Прикинула, что сказать в лаборатории, чтобы побыстрее сделали тест. Выстроила в голове текст по технике психологического айкидо (авторская методика М. Литвака). Потом подумала, что говорить на регистрации, чтобы меня пропустили без справки (а там, может быть, уже и результаты теста придут). Наметила последовательность своих действий, решила, что спешить не буду, пойду в своём темпе и буду внимательна к деталям.

Подумала, что даже при худшем раскладе (не улечу в Стамбул) я получу немало плюсов. Например, смогу погулять по Москве. Даже прикинула, где буду ночевать) Посмотрела варианты других перелетов, даты, цены. … Взлетели. Я уже была более-менее спокойна. Даже появился какой-то азарт и предвкушение игры. Отметила, какой красивый закат за окном, что облака — как море, от которого я только сегодня уехала. А в одном месте последние лучи солнца, как жерло вулкана, просвечивали из-под облаков. Сфотографировала.

Тот самый закат)

Подумала: «Ну что ж, хотя бы раз в жизни к 35 годам надо профигачить самолёт».

Замерила пульс — 76 ударов в минуту. Хорошо.

Сделала аутогенную тренировку, пульс остался тот же, поела, поболтала с соседкой, рассказала ей свою ситуацию, скормила батончик чёрного шоколада из пайка, который нам выдали, она меня угостила абхазскими мандаринами, а мандарины я люблю, и начала писать этот рассказ.

Пока писала, чуток опять начала нервничать. Решила сходить в туалет, чтобы не тратить время в аэропорту. Сделала ещё раз аутогенную тренировку. Потом расслабилась и повторяла про себя: «Без разницы, вылечу я или нет, главное, чтобы я была спокойна».

После посадки самолета попросила, чтобы меня пропустили вперёд, вышла второй. Самолёт прилетел на 10 минут раньше, со стыковкой рукава-трапа у меня оказалось +5 минут.

Шла по аэропорту и повторяла про себя: «Хрена с два, иду спокойно, бежать не буду».

Внимательно следила за вывесками. В итоге от момента выхода из самолёта до прибытия в другой терминал прошло чуть меньше 20 минут.

Нашла пункт приема тестов. Там была очередь. Сделала вид, что я запыхалась и вся нервничаю, громким голосом обратилась ко всем, объяснила ситуацию и попросила меня пропустить. 4 человека не смогли, сами были в моей ситуации, один пропустил. Тест впередистоящие прошли быстро.

В лаборатории коронной фразой «у меня к вам тяжелая просьба…» начала разговор (фраза — один из психологических приемов построения беседы).

Парень на приеме сказал, что к моему времени вылета сделать тест не успеет, но постарается ускорить результаты по максимуму. Поблагодарила и пошла, понимая, что на результаты этого теста мне рассчитывать не стоит.

Так как шла по аэропорту вдумчиво, уже минуты через 4 была на регистрации. Внаглую перешагивая через ограждения (все равно очереди не было), подошла к стойке.

Начало моей речи было таким же. Объяснила ситуацию, сказала, что есть первый отрицательный тест, что если б я только знала, что им нужен на английском языке, я, естественно, на английском бы все и принесла, повторный тест прошла, но к вылету его сделать не успеют.

Хотела расплакаться, а оно не плачется. Спасала маска, я делала вид, что подходит рыдание к горлу. Голову отвернула, ибо глаза сухие)

И вообще распирала гордость, что все под контролем, и внутри реально 36.6.

Девушка позвонила коллегам, и…

Чудесным образом оказалось, что с сегодняшнего дня можно принимать тест на русском!

И вот тут я расплакалась. Меня начали утешать, что ничего страшного, просто ее коллега в Краснодаре этого не знала. Вручили мне заветный посадочный и отправили с миром на посадку.

Уже через 150 метров я была эмоционально в норме, слез не было. Быстро прошла паспортный контроль и досмотр, а на посадке оказалась за 15 минут до ее начала.

Сейчас сижу в самолете и лечу в Стамбул. А самое главное — Я СПОКОЙНА! И силы сохранила, и дело сделала.

Веселый Карась

Оцените статью
Добавить комментарий

войти с помощью: